Константин Сергеевич Алексеев
Константин Сергеевич Алексеев (такова настоящая фамилия Станиславского) родился 17 января 1863 года в Москве в семье одного из богатейших мануфактуристов второй половины XIX века. Его отец владел золотоканительной фабрикой (это производство, которое изготавливало тонкие нити из чистого золота, которые потом можно было вплетать, например, в обивку мебели или в ткань одежды) и был поставщиком Императорской фамилии. Меня лично всегда немного забавлял тот факт, что главный режиссер советского театра, первый в истории народный артист Советского Союза был не просто из буржуазной семьи – из семьи, по нынешним меркам, мультимиллионеров.

Отцы-основатели

У Алексеева – Станиславского было хобби, которое стало его судьбой и смыслом всей его жизни. Он обожал театр. С самого детства он принимал участие в любительских спектаклях, и список его ролей на любительской сцене превышает список ролей на сцене профессиональной в несколько раз.

Станиславский был актером не просто выдающимся – великим. Записей его ролей не сохранилось, но сохранились видеофрагменты его репетиций, из которых совершенно очевиден его грандиозный актерский дар. Но любой из его ролей предшествовала и огромная подготовительная работа. Станиславский в актерской деятельности отрицал всякий элемент случайности – вышел в пиджаке, который нашел в гардеробной, приклеил те усы, которые были, причесался на скорую руку. Для него не существовало мелочей на сцене – всякое средство художественной выразительности, которое помогает, дополнительно истолковывает образ героя, шло в дело.

Любительский театр этому, как ни странно, вполне способствовал. Актерам «Алексеевского кружка» не было никакой необходимости спешить и показывать спектакли в строго отведенные даты. На представление гостей приглашали тогда, когда спектакль был вполне готов и отрепетирован – театр не был средством заработка для участников постановок. Это отразится и на ведении дела в Художественном театре – количество репетиций никогда не ограничивалось. На постановку иногда уходило по восемьдесят – сто репетиций – это больше, чем может позволить себе театр сегодня, а уж что касается казенных Императорских театров того времени, то такая цифра превышала их возможности в разы.

В 1897 году состоится историческая встреча Станиславского с Немировичем. Владимир Иванович Немирович-Данченко (1858 – 1943) был успешным и известным драматургом, пьесы которого были чрезвычайно востребованы и шли по всей России, включая казенную сцену. Немирович был драматургом, безусловно, не первой линии (не высот Чехова и Горького), но в тот момент это едва ли ощущалось, и популярность его пьес была едва ли меньшей.

Встреча и новый театр

Встреча их прошла в ресторане «Славянский базар» и продолжалась семнадцать часов. За это время «отцы-основатели» успели договориться по всем пунктам жизни и работы того нового театрального предприятия, которое они планировали создать. Оба они становились его руководителями, Станиславский – с правом вето сценического, а Немирович – вето драматургического. Труппа формировалась из двух основных источников – партнеров Станиславского по любительскому кружку и учеников Немировича-Данченко по Музыкально-драматическим курсам Филармонического общества.

Тогда же рождается и название – Московский Художественно-общедоступный театр. Но практически сразу слово «общедоступный» из названия вылетит – как выяснилось, столь дорогостоящее предприятие только силами спонсоров и меценатов, которых объединил вокруг себя Станиславский, потянуть было невозможно. Цены на билеты пришлось все-таки повысить, а само название театра превратилось в устойчивую аббревиатуру МХТ. Самих участников театра называли ласково – «художественники».

Первая премьера – почему она?

Больше года ушло на подготовительную работу. Помимо организационных работ были подготовлены и срепетированы несколько спектаклей, которые должны были составить основу будущего репертуара. И 14 октября 1898 года состоялся первый спектакль нового театра – «Царь Федор Иоаннович» А.К. Толстого. Сыграли его в маленьком здании в саду «Эрмитаж» - до знаменитого шехтелевского здания в Камергерском переулке оставалось еще несколько лет.

Меня всегда интересовал вопрос о том, почему для открытия нового театра, пропагандирующего новую драматургию, новые принципы в актерской игре и новое искусство режиссуры, основатели театра выбрали старую пьесу. К тому моменту история драмы Толстого насчитывала почти сорок лет, и, хотя сценическая ее история сложилась не совсем удачно, никакой новинкой для публики она не была. Конечно, много объяснений этому приводят в своих мемуарах и Станиславский, и Немирович-Данченко, да и в театроведческой литературе история этого спектакля, наверное, самая исследованная тема в мире. Мне бы хотелось, не претендуя ни на что новое, сконцентрироваться на одном пункте этой темы.

Автор возвращает долги

Я задолжал моим читателям одно объяснение. В прошлой статье я рассказывал о тех качествах новой драматургии, которые повлекли за собой рождение режиссерской профессии. Но я не упомянул о тех внутритеатральных обстоятельствах, которые повлекли за собой смену типа театра.

А они, между тем, конечно же, были. Важным шагом в сторону режиссерского театра была реформа во второй половине XIX века жанра исторического спектакля.

Пьесы из истории (как отечественной, так и зарубежной) в репертуаре театра присутствовали, конечно же, всегда. Сумароков написал трагедию о смутном времени, Озеров пошел и того дальше и сделал героем своей пьесы Дмитрия Донского. Да, строго говоря, и Гамлет с королем Лиром, пусть и полулегендарные, но все-таки имеющие конкретные хронологические отсылки персонажи.

Так вот, раньше это никого не смущало. Для всех героев существовали некие абстрактные квазиисторические костюмы – псевдотоги для древних римлян, псевдолаты для средневековых рыцарей и псевдорусские облачения для древнерусских богатырей. Павильоны же, как мы помним, никто специально не делал, поэтому на Куликовом поле витязи сражались ровно в тех же декорациях, в которых Борис обнимал Катерину в «Грозе».

Новый подход к истории

Вторая половина XIX века рождает интерес к своего рода этнографическому театру. Публике, да и самим театральным деятелям, становится интересно представить на сцене не абстракцию и даже не стилизацию, а точно воссозданную копию (чтобы не сказать – реставрацию) исторических событий. Художники проводят массу времени в архивах и музеях, исследуя, какими на самом деле были боярские шубы и шапки, крестьянские косоворотки и старинные женские кокошники. Декорации начинают создаваться специально для исторических постановок, и в них тщательнейшим образом проверяется расположение дверей, высота потолков и внешний вид оконных рам.

Венцом такого «историко-этнографического подхода» к театральному делу становится работа германской труппы из города Мейнингена под руководством режиссера Лукаса Кранаха. В 1890 году этот коллектив приехал на гастроли в Москву. Среди потрясенных небывалым правдоподобием постановки зрителей был и Константин Сергеевич Станиславский.

Как играть исторического пресонажа

И вот тут нужно обсудить две фундаментальнейшие вещи. Во-первых, подобные спектакли не слишком уж (по меркам, конечно, XIX века) нуждались в хороших актерах. В подобных спектаклях основное внимание зрителя перетягивает на себя именно постановочная культура, внешний облик спектакля. Не имея Интернета и исторического кинематографа, зрители вдруг получали доступ к своеобразной машине времени – им предоставлялась возможность заглянуть в прошлое и увидеть якобы «настоящую» Древнюю Русь. Публику потрясало само воссоздание на сцене давно ушедшей эпохи, и только во вторую очередь – работа актера в спектакле.

Во-вторых, в такого рода спектаклях сам актер волей-неволей был вынужден вписываться в окружающую его декорацию. Исторический костюм диктовал совершенно особую пластику, вынуждал отказаться от бытовых движений и поз. В тяжелом коронационном облачении Бориса Годунова пробежаться по сцене было совершенно невозможно, кокошник диктовал особую постановку головы и плеч, а присесть в боярской шубе на лавку без спинки было особой, самостоятельной – и вполне важной – актерской задачей.

Кроме того, исторические пьесы включали в себя некие «народные» акты – например, сцены бунтов, народных сходок, восстаний или изгнания поляков из Кремля. Становилось понятно, что толпа необученных статистов (на которых не скупились – их могло быть по тридцать-сорок человек) не сможет создать правильного эффекта, и все труды по этнографии будут моментально разрушены. Это приводило к необходимости внешнего наблюдателя – человека, который может, руководя из зала, развести эту толпу по разным точкам сцены так, чтобы было если не эмоционально выразительно, то хотя бы художественно эффектно.

Таким образом, усовершенствование исторических спектаклей породило внутритеатральную необходимость режиссуры. В ней нуждались как в способе художественной организации спектакля, как в руководстве по созданию mise en scene – мизансцены, тогда еще писавшейся по-французски и раздельно в три слова, что дословно переводилось как «место на сцене». Эту работу изначально вообще поручали штатным балетмейстерам и хореографам, чего уж там – шаг влево, два шага направо – это по их части.

Нужен был гений, который соединит эти два фактора – внешнее мизансценирование и помощь актеру в работе над пьесами «новой драмы». Нужен был человек, который поймет, что мизансцена есть именно та «подпорка», тот вспомогательный элемент актерской игры, который позволяет множить и множить смыслы происходящего на сцене практически до бесконечности, создавая особые миры, параллельные множественности и полифонии миров литературного произведения. Этим человеком и оказался Станиславский.

В своем первом спектакле в Художественном театре – «Царе Федоре Иоанновиче» - Станиславский еще идет в русле вполне традиционного «историко-этнографического театра». Думаю, что он потому и пришел внутренне к этой пьесе, что путь режиссерской работы над исторической драматургией был уже вполне разработан, в первую очередь, Кранахом. Но уже в следующем своем спектакле он сделает колоссальный рывок, изменив все представления о сценическом искусстве. Но это уже совсем другая история.




Ваш Досуг 2021. Все права защищены
Ваш Досуг 2021.
Все права защищены